Лосева В.К., Луньков А. И.


СТАДИИ И ЛИНИИ ПСИХОСЕКСУАЛЬНОГО

РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА

Под психосексуальным развитием в психоанализе обыч-но понимается движение ребенка от инфантильных спосо-бов удовлетворения влечений к более зрелым, позволяющим в конечном итоге взрослому человеку вступить в сексуальный контакт с человеком противоположного пола.

Однако мы понимаем психосексуальное развитие несколько шире и не считаем, что способность к установлению «взрослого» сексуального контакта является итогом этого развития. На наш взгляд, психосексуальное развитие чело-века — это процесс овладения им энергией собственных влечений, движение к эмоциональной зрелости и обретению как психологической автономии, так и способности к эмоцио-нально близким контактам с другими людьми.

С этой точки зрения, психосексуальное развитие человека не заканчивается в момент наступления половой зрелости в биологическом смысле слова, а продолжается всю жизнь, в ходе решения задач личностного и эмоциональ-ного развития, создания семьи, воспитания детей, которое позволяет взрослому вернуться к неизжитым проблемам собственного детства и получить второй шанс на их раз-решение, воспитывая собственного ребенка. В конечном ито-ге, последней стадией психосексуального развития человека является продуктивная и здоровая старость.

Психосексуальное развитие, рассмотренное в таком кон-тексте, представляет собой движение .по жизненным фа-зам, причем переход с одной фазы на другую сопровож-дается отказом от преимущественного использования тех форм удовлетворения эмоциональных и витальных потреб-ностей, которые давали наибольшее удовлетворение на предыдущей фазе, ради освоения новых.

Особенно ярко это видно на примере психосексуального развития в детском возрасте. Именно в детстве закладыва-ются предпосылки многих сексуальных, эмоциональных и коммуникативных проблем, с которыми впоследствии сталки-вается взрослый человек. Следы неизжитых детских психотравм могут серьезно исказить жизнь взрослого человека.,

Поэтому знание основных механизмов психосексуально-го развития ребенка необходимо воспитателю и педагогу не только для того, чтобы предотвратить возможные от-клонения в его развитии, но и для того, чтобы по возмож-ности скомпенсировать и вовремя заметить негативные по-следствия семейного воспитания.

1.2. Оральная стадия

В настоящее время все большее распространение полу-чает точка зрения, что психосексуальное развитие ребенка, понятое как развитие его эмоций, влечений и способности; получать удовольствие от функционирования собственного тела, начинается еще до рождения — в утробе матери.

Если 3. Фрейд развенчал миф о «золотом веке» детства, . не знающем конфликтов и «темных» влечений, то в 70-е: годы нашего века в работах микропсихоаналитиков. (С. Фанти. Микропсихоанализ. — М., 1993; М. Марконе. Девятимесячный сон. — М., 1993) был развенчан миф, пришедший ему на смену — о «золотом веке» пренатального периода, когда мать и дитя якобы находятся в полном би-ологическом и психологическом симбиозе и потребности будущего ребенка удовлетворяются автоматически без вся-кого усилия с его стороны. Микропсихоаналитики показали, что никакого пренатального симбиоза не существует, что мать и будущее дитя состоят в сложных, а часто и конф-ликтных, психоэмоциональных отношениях, и что ребенок рождается на свет уже имея эмоциональный опыт борьбы и конфронтации. С этой точки зрения, «травма рождения» не является первой психотравмой в жизни младенца.

Принято считать, что ребенок рождается на свет абсолютно беспомощным. Это не совсем верно. Дело в ТоМ, что ему еще только предстоит «открыть» собственную бес-помощность и одновременно найти средства спасения от нее в контакте с матерью — первым в его жизни взрослым.

Можно сказать, что ребенок рождается как раз могуще-ственным (конечно, с «субъективной» точки зрения) и об-наруживает свою беспомощность только с момента неудов-летворенности своих потребностей в пище, тепле и кон-такте. Все эти потребности удовлетворяются им совместно с матерью в акте грудного вскармливания, который явля-ется наиболее эмоционально значимым моментом его жизни на этой фазе развития.

Основной зоной тела, которая в этот момент является ответственной за получение удовольствия, является зона рта. Поэтому 3. Фрейд назвал первую фазу психосексу-ального развития ребенка оральной.

То, что младенец получает при грудном вскармливании удовольствие, сходное с эротическим у взрослого человека, доказывается уже тем, что у младенцев мужского пола мо-жет наблюдаться эрекция во время вскармливания.

На оральной фазе все потребности младенца удовлетворяются матерью и кажется, что природа не оставила ему пространства для собственной автономии, для самостоя-тельного получения удовольствия. Но и это не совсем так. Уже в грудном возрасте дети, исследуя собственное тело, часто играют со своими гениталиями. И у родителей не-редко возникает вопрос — нормально ли это? Это совер-шенно естественное явление для грудного ребенка и, более того, оно вносит положительный вклад в его эмоциональное развитие. Ведь именно игра со своим телом дает ребенку опыт, что он может доставить себе удовольствие и сам, без помощи взрослого, что закладывает основу для чувства личной автономии в будущем.

Как показала Анна Фрейд, определенное количество аутоэротической стимуляции совершенно необходимо ребенку для его нормального развития. Поэтому.,никакие за-преты со стороны родителей в этом отношении неуместны. Стремление родителей пресечь игру со своими гениталиями у грудного младенца могут послужить впоследствии источ-ником формирования пассивности, чрезмерной зависимости, интеллектуальных и сексуальных нарушений.

На этой стадии ребенок еще не отделяет себя психологически от матери, а свое тело — от ее тела, Дефицит тактильного (телесного) контакта с матерью на этой стадии приводит к серьезным нарушениям сексуального поведения, не только у человека, но и у приматов, как показано в большом количестве психологических и этологических иссле-дований 50 — 70-х годов.

Особую опасность представляет для будущего сексуаль-ного развития человека ситуация, когда на оральной стадии своего развития младенец находится большую часть времени не просто в изоляции и отрыве от матери, а в обстановке, где приближение взрослого означает не столько обещание удовольствий,, сколько гарантию болезненных процедур, как, например, в больнице. У такого человека может надолго остаться иррациональный неосознаваемые страх перед телесным контактом с другими людьми и могут возникнуть серьезные сексуальные нарушения. Поэтому пребывание ребенка грудного возраста в стационаре во всех случаях должно быть организовано как совместное с матерью.

Чрезмерно сильные положительные или отрицательные подкрепления на каждой из фаз психосексуального разви-тия могут стать источником так называемых фиксаций, связанных с потребностью постоянно возвращаться именно к тому способу удовлетворения влечений, который оказался связанным со сверхсильной стимуляцией — как позитивной, так и негативной.

Например, если ребенок был резко и грубо отнят от гру-ди, то у него может сформироваться фиксация постоянно возвращаться к «оральным удовольствиям» в форме жела-ния постоянно что-нибудь жевать, «заедать» чувство оди-ночества и т.д. Иными словами, человек,пытается «добрать» то, что не добрал на соответствующей стадии развития. И наоборот, если удовольствия, испытанные ребенком на предшествующей стадии развития, оказались намного более сильными, чем обещает последующая стадия, то у человека может возникнуть бессознательное стремление постоянно возвращаться к уже проверенным способам удовлетворения витальных потребностей. В этих случаях принято говорить о регрессии, как о возврате к более ран-: нему инфантильному способу удовлетворения влечений.

Как отмечает А. Фрейд, развитие ребенка протекает не-равномерно и определенное .количество регрессий необходимо для нормального развития, так как дает «передыш-ку», «легкий» способ получения положительных эмоций и снижает чувство тревоги.

Итак, основным результатом оральной стадии психосексу-ального развития является открытие ребенком другого, спо-собность получать удовлетворение от эмоционального контакта с матерью и готовность испытывать радость от телесного кон-такта. Чувство базисного доверия (или недоверия) к другому, человеку, означающего для ребенка на данной стадии весь мир в целом, определит на долгие годы как будут складываться его эмоциональные контакты с другими людьми.

1.3. Анальная стадия

Эта стадия названа анальной потому, что на ней «вни-мание» ребенка смещается с зоны рта на область сфинк-теров, которыми в это время ребенка обучают управлять в ходе обучения навыкам опрятности. Именно от эффек-тивности овладения этими навыками на этой стадии зави-сит эмоциональное благополучие ребенка.

В этот момент он сталкивается с первой в своей жизни социальной нормой и от того, насколько успешным для него окажется данный период, во многом будет определяться его отношение к социальным нормам вообще.

Напомним, что нет никакой биологической потребности, которая заставила бы ребенка стремиться произвольно ре-гулировать акты мочеиспускания и дефекации. Поэтому ов-ладение этим навыком определяется исключительно пси-хологическими потребностями в сохранении любви мате-ри, стремлении к поощрению и избеганию наказания.

Эмоциональное отношение к матери на этой стадии ха-рактеризуется амбивалентностью: одновременным сосу-ществованием любви и ненависти, агрессивности и потреб-ности в близости. В это время ребенок часто становится упрямым, негативистичным, на все говорит «нет», совер-шает агрессивные действия в адрес матери (пытается ее укусить, толкнуть, ударить). Это связано с тем, что ребенок как бы проверяет чувства мамы «на прочность» — любит ли она его по-прежнему или нет. Ведь ребенку непонятно, по-чему мама, до сих пор беспрекословно удовлетворявшая его потребности; вдруг начинает что-то требовать от него.

Если мы будем постоянно. помнить, что именно потреб-ность сохранить любовь матери является стимулом к обу-чению новому навыку, то станет очевидным, что ребенку важно быть постоянно убежденным в наличии этой любви.

И наоборот, если почему-либо ребенок решит, что мама его уже не любит, тогда стимулом к освоению навыка оп-рятности окажется только страх. Такого рода бессознатель-ная установка, вынесенная из этого периода детсва, определяет поведение тех детей, которых ничему нельзя на-учить кроме как через угрозу.

Это происходит в тех случаях, когда мать чересчур «серьезно» реагирует на агрессию ребенка в свой адрес. Например, обижается и несколько дней не разговаривает с ним. За эти несколько дней ребенок уже успевает за-быть, за что его наказали, однако непрерывно чувствует себя брошенным и нелюбимым. Это, в свою очередь, во-зобновит вспышки агрессии и создаст ситуацию пороч- . ного круга.

Сказанное выше, конечно, не означает, что агрессивные действия ребенка в адрес матери или других взрослых нуж-но полностью игнорировать. Наилучшим способом будет перевод деструктивных тенденций ребенка в игровую де-ятельность (игры типа «построить и разрушить») и объяс-нение ему, что наносить вред людям и другим живым су-ществам нельзя.

Другими адекватными играми на этой стадии являются игры с водой, песком, наливанием и выливанием, а также рисование. Чрезмерный страх ребенка на этой стадии «быть грязным», что-нибудь «испачкать», может выступить бессознательным барьером впоследствии — при обучении письму, например.

Нередко родители, сами испытавшие травмирующий опыт на анальной стадии, прививают ребенку чрезмерное чувство беспокойства по поводу навыков опрятности, вос-питывают его в обстановке излишнего педантизма. Таким детям в будущем угрожает опасность невроза навязчивых со-стояний, но поскольку в психологической помощи нуждается не только такой ребенок, но и его мать, то мы предлагаем воспитателю простое, но эффективное средство для помощи ребенку с чрезмерным страхом «испачкаться».

Под руководством воспитателя или психолога мать и ребенок могут проигрывать особым образом трудные моменты в этой сфере.

Веселая, юмористическая обстановка снижает у ребенка чувство стыда за свое тело и страх «быть грязным».

Отметим, что основным психологическим механизмом уп-равления ребенком на этой стадии является возбуждение у него чувства стыда как ощущения собственной неадекватности внешним нормам и требованиям. Люди, не очень благополучно прошедшие этот жизненный этап, на ‘долгие годы сохраняют ощущение «неприличности» всего, что связано с их телом, что затрудняет для них нормальную сексуальную жизнь.

Другим негативным последствием эмоциональной трав-мы, полученной на этой стадии, может быть часто встре-чающаяся в практике психологического консультирования тенденция к отреагированию агрессивных импульсов взрослым человеком в адрес наиболее эмоционально зна-чимого лица. Нередки случаи, когда человек испытывает трудности в создании семьи потому, что в его жизни по-вторяется одна и та же история. Как только отношения с партнером становятся достаточно серьезными, глубокими и близкими, он импульсивно и как бы против своей воли делает что-то, оскорбляющее, обижающее или унижающее партнера, в результате чего отношения рвутся. Так подо-бные люди теряют самыхдорогих и значимых людей. Они тяжело переживают это, но самостоятельно изменить свое поведение не могут. Причем такое «отвергающее» поведение у них никогда не встречается по отношению к эмоционально нейтральным или неприятным лицам.

Нетрудно усмотреть в этом поведенческом стереотипе сле-ды фиксации на неблагоприятно пройденном этапе «проверки мамы на прочность». Как правило, такие люди в детстве были чрезмерно жестко наказаны за попытку агрессивного отреа-гирования в адрес матери. Впоследствии они пытаются бес-сознательно доиграть эту ситуацию до благополучного конца, убедиться, что их любят несмотря ни на что, неуместным об-разом агрессивно отреагировав на партнера, привязанность к которому сравнима по силе с эмоциональной привязанно-стью к матери в раннем детском возрасте.

Поэтому задача овладения своими агрессивными им-пульсами, решение проблемы собственной амбивалентно-сти — наиболее значимый итог анальной стадии развития ре-бенка. Ведь именно эти навыки контроля над своей эмоцио-нальной жизнью окажутся чрезвычайно важными как при ус-тановлении социальных контактов, так и при создании семьи.

В ходе столкновения с первыми нормами, запретами и ограничениями у ребенка может обостриться интерес к собственным гениталиям, как регрессивная реакция, гаран-тирующая положительное переживание. Как относиться к этому родителям и воспитателям?

Ясно, что путь устрашений опасен и бесперспективен. Родителям, правда, часто дается другая рекомендация-«уделять больше внимания ребенку», «создавать ему боль-ше удовольствий», «стараться не оставлять его одного». Но они, как правило, эффекта не дают. Ведь такие родительские действия по «отвлечению» только укрепляют у ребенка ощу-щение, что все удовольствия исходят от взрослого, а именно компенсацией такого ощущения и является онанизм.

Кроме того, «отвлекающая» активность родителей созда-ет у ребенка чувство вины, представление о самоудовлет-ворении как о чем-то «плохом».

Как ни странно, но самое лучшее — деликатно не заме-чать. Единственно, что стоит сделать — это дать понять ре-бенку, что трогать свои гениталии в присутствии других детей или взрослых неприлично. В 3—4 года, когда ребенок уже стесняется появляться обнаженным при посторонних людях, он должен освоить и эту норму.

Тем самым родители дают ребенку неявное разреше-ние получать самоудовлетворение в одиночестве. При та-ких условиях ранний детский онанизм проходит сам собой по мере расширения возможностей ребенка получать раз-нообразные удовольствия от жизни, не прибегая к помощи взрослых. Исчезновение онанизма происходит на этой ста-дии потому, что в нем пропадает психологическая потреб ность, а физиологическая необходимость еще не возникла. Конечно, встречаются случаи, когда онанизм у маленького ребенка приобретает форму постоянного навязчивого дей-ствия, и тогда необходима консультация у специалиста. Во всех же остальных случаях онанизм не только не приносит вреда, но играет положительную роль в психосексуальном развитии ребенка.

Неблагополучно пройденная анальная стадия моЖет ос-тавить след в развитии личности в форме бессознательных садомазохистских установок, тенденций навязчиво проиг-рывать в жизни роль или постоянной жертвы или посто-янного преследователя.

Часто родители, жестко контролирующие все телесные проявления ребенка на анальной стадии, впоследствии, на стадии пубертата, дают столь же жесткий запрет на сек-суальность как таковую..

Такие родители, жестоко подавив первый протест ре-бенка на анальной стадии и столь же жестко запретив эмо-циональные контакты со сверстниками противоположного пола в подростковом возрасте, создают предпосылки для формирования у их детей опасных форм либо садистского, либо мазохистического поведения.

Садист, стремясь пережить силу и могущество и ока-завшись бессильным перед преодолением родительского запрета на секс, замещает его тем запретом, который он преодолеть может — а именно — запретом на жестокость. «Если маму в детстве обижать было нельзя (за это жестко наказывали в 3-4 года), а секс, как говорила мама, все равно «грязен», то почему же нельзя отыграться на парт-нере?» — вот бессознательное умозаключение, к которому приходит садист. Он как бы проверяет то, что «не успел» проверить в детстве — до какого предела можно дойти, не оказавшись брошенным.

Мазохисту же нужно наказывать себя болью, чтобы сни-зить свое детское, бессознательное чувство вины за свою агрессивность к матери. Заметим также, что боль может
носить не обязательно физический, а чисто психологиче-ский характер. Некоторые люди измеряют глубину своих чувств к партнеру мерой страданий, которые они ради него вынесли.

Если садист проверяет «на прочность» партнера, то ма-зохист — самого себя, а именно — что он готов вынести ра-ди «любви». Садист глубинно сомневается в том, что его могут полюбить другие, а мазохист столь же глубоко со-мневается в своей способности любить других (для начала, в детстве, — собственную мать). И тому и другому нужны сверхсильные доказательства.

Итак, садомазохистскую пару объединяет борьба с об-щими для них запретами на агрессивность и сексуальность. И преодолеть они их могут только благодаря «использова-нию» сверхсильных стимулов, лежащих за пределами собст-венной эротики (боль, страх, стыд, унижение). Ведь все эти переживания можно испытать и вне сексуальной ситуации.

Но истинная, зрелая эротика двух любящих друг друга людей не должна быть замутнена подобными чувствами.