Все идет гладко и знакомо. И вдруг
привычный заведенный уклад поведения реакций, требований и активности
ребенка начинает меняться. Он все чаще и отчетливее проявляет
«характер», повышаются раздражительность и плаксивость, возрастает
требовательность и появляются истерики – как реакции на отказ в просьбе
или в ситуации, если эти странные взрослые никак не могут понять — что
же хочет малыш. А понять, чего же он все-таки хочет, действительно
бывает очень трудно.

Развитие ребенка происходит скачками, это обусловлено тем,
что «материал» для появления качественно нового навыка накапливается в
течение некоторого периода как бы незаметно, а когда количество перейдет
в качество, «вызреет», тогда появляются новые проявления в поведении.

К году возможности малыша возрастают
многократно, границы его зоны действия расширились – недавно он ползал,
вот уже и начал ходить — мир раздвинулся, доступно стало сразу
настолько больше! И нормальный ребенок тотчас же начитает пользоваться
новыми возможностями. А как уже доказано, способствует развитию ребенка
не ограничение его действий запретами (неважно из каких соображений —
нехватка времени, педагогические установки родителей, страх за него, или
нежелание им заниматься и предоставление все природе), а напротив,
предоставление малышу как можно больших возможностей для исследований
свойств предметов. Именно предметов, потому как в младенческом возрасте в
развитии ребенка важны несколько аспектов: эмоциональный и
«предметный». Итак, что же это значит?

Трудно выделить важнейший, но
эмоциональный аспект я бы поставила на первое место. Потому как это
основа для всех дальнейших достижений и возможностей пользоваться
результатами этих достижений. К примеру, уже давно известно, что если
мать имела возможность находиться с ребенком до года, это закладывает
огромный по значимости базис психической устойчивости ребенка, так
называемый феномен «базового доверия к миру», который трудно
переоценить, поскольку это можно перевести с психологического языка на
“русский” как основу для уверенности в себе и веру в безопасность
окружающего мира (это конечно совсем не исключает разумную осторожность,
которая обязательно появится позже). Это можно рассматривать как своего
рода «страховку» психологической устойчивости, причем
на всю жизнь. Постоянное присутствие матери – это конечно лучший
вариант, но его может (если мама критически не имеет этой возможности)
заменить, как говорят психологи «теплая» бабушка. Под «теплой»,
подразумевается эмоционально «теплая», т.е добрая, любящая, заботливая.

Согласно теории привязанности, маленькие
дети различаются по степени ощущения безопасности в своих
взаимоотношениях с матерью. У «надежно привязанных» детей в прошлом
надежное, устойчивое и чуткое отношение со стороны матери. Такой ребенок
склонен доверять людям, имеет довольно хорошо развитые социальные
навыки. Для «ненадежно привязанных» детей характерна несговорчивость,
сопротивление контролю, импульсивность, эмоциональная вспыльчивость и
проявление физической агрессии, при этом не всегда данные проявления
направлены на нападение как самоцель, а решают задачи обороны от мнимой
или реальной угрозы. То есть, согласитесь, гораздо приятнее и удобнее не
тратить свои силы и время на построение защит от мнимых и возможных
угроз, на постоянные колебания и нерешительность, а так же на осознание и
преодоление в себе этих мешающих плодотворной жизни качеств. И как
выясняется, гарантией от этого (конечно не единственной и не абсолютной,
но одной из важнейших) является именно надежное, устойчивое и чуткое
отношение со стороны матери, как уже говорилось выше.

Убедительно
демонстрируют специфическую зависимость между ответственностью
родителей и агрессивностью детей результаты эксперимента Джонса.
Исследователи наблюдали, как общались со своими мамами
и другими детьми дети в возрасте 15, 21 и 39
месяцев. Среди множества параметров измерялось время, через которое мать
берет ребенка на руки после того, как он заплакал или протянул к ней
руки, фиксировалось также и агрессивное поведение детей, направленное на
других детей (например, удары, укусы, толчки). Дети, к которым матери
не торопились подходить, вели себя более агрессивно, чем те, чьи матери
быстро реагировали на плач или приглашение к контакту. Это понятно, но
значит ли это что нужно молниеносно реагировать на каждое требование
ребенка? Как практически себя вести, спросят мамы?

Думаю,
безусловно, нужно обязательно откликаться на призыв ребенка, но чтоб
воспитать кроме доверия к миру еще и надежду и терпение, нужно
балансировать. Прислушиваться, уметь чувствовать своего ребенка,
закладывать необходимые качества потихоньку уже в этом возрасте, чтоб
иметь возможность опереться на них позже. Приведу один пример, и кто-то
может и возразить, что это как раз пример обратный, но так может
показаться только на первый взгляд. В контексте безусловной маминой
любви к ребенку и готовности всегда откликнуться, такие эпизоды
закладывают и другие важные качества. Мне очень нравится, как описывает
это Симон Соловейчик в своей книге «Педагогика для всех»: « маленький,
грудной еще ребенок кричит в своей кроватке, зовет маму, она на кухне,
она слышит, она по голосу чувствует, ничего страшного не случилось, и
она …не торопится. Она заканчивает свои дела, потом идет к сыну, но
без упрека – чего, мол, кричишь, слышу! – нет, она идет с повинной:

-Ты
меня зовешь, а я не иду? Мама плохая, не сразу пришла!

…так
она обучает сына первой детской добродетели — терпению и надежде….
надо дать ребенку возможность потрудиться душой — потерпеть»

Итак, аспект предметный. В чем он выражен?
Понятно, что малыш в этом возрасте способен не только выражать свои
эмоции, но и очень чувствителен к эмоциям и отношению к нему других
людей, прежде всего, конечно, мамы. Тем более что более 90% информации
передается невербально. Поскольку речь, как таковая еще не сформирована,
и мышление не развито, мир для него является скорее «предметным». То
есть предметы, окружающие его и возможность производить с ними действия,
а так же эмоции, которые эти предметы вызывают (именно эмоции, а не
мыслительная деятельность в чистом виде) и составляют мир ребенка. А
поскольку в этом периоде и до 3х лет мозг ребенка развивается очень
активно, и развитие это обусловлено не столько новыми впечатлениями и
вводом в сферу доступа малыша новых игрушек, а возможностью и
способностью ребенка решать самостоятельно новые и
разнообразные задачи.
Это становится возможным, если взрослые
предоставляют детям такую возможность, а точнее возможности. Это значит
стараться не ограничивать его перемещения и по возможности сферу
деятельности. Как правило, возможности игрушек в этом плане быстро
исчерпываются, зато все остальное! Шкафы, кухонная утварь, дверные
ручки, техника — все становится полигоном для развития. Конечно, нужно
принять меры для безопасности малыша, но я очень
советую набраться терпения и принять необходимые меры предосторожности,
расчистить пространство от предметов, к которым можно применить слово
«нельзя». Чем каждый раз раздражаться на ребенка, делать строгое лицо и
говорить непонятное ему «нельзя» - а как
объяснить годовалому малышу, что это трогать можно, а это почему-то
нельзя, – лучше убрать ценные предметы повыше, подальше. Важно запретами
и ограничениями не затормозить познавательную активность ребенка,
поскольку дальнейшее развитие интеллектуальных способностей ребенка
напрямую связано с этой самой познавательной активностью. Причем, хочу
подчеркнуть, что инициатива должна исходить от ребенка, то есть
взрослый, безусловно, должен обогащать возможности малыша, предлагая для
игры разнообразные новые предметы, игрушки, показывать новые действия,
которые можно с ними производить, придумывать игры. Но не заставлять.

Приведу такой
пример, свидетелем которого я была, отдыхая со своим ребенком на море. Мы приходили на пляж, как правило, в одно и то же
время и в одно и то же место. Рядом всегда оказывалась пара мамы и
малыша, примерно возраста 1,5 года. Наблюдать за ними было и интересно, и
в то же время грустно. Мама явно поставила себе целью специально
развивать ребенка, и придерживалась каких-то
развивающих методик. Это было похоже не на занятия даже, а скорее на
дрессировку. Громко, четко, тоном учительницы она давала малышу задания:
«а теперь, Мишенька, найди мне красненькое колечко, нет, не то…
красненькое, правильно, а теперь синенькое. А теперь, Мишенька самое
большое, большое, я говорю. Ну, ты что, не видишь? Где у нас большое?
Вот, правильно. Нет, не отвлекайся, потом
поиграешь. А теперь пройдемся по досочке. Старайся не оступиться, вот,
молодец. А теперь….» и так далее. Казалось бы,
замечательно. Не каждая мама так занимается с ребенком. Но в чем ее
ошибка? Вы, наверное, уже поняли, активность проистекает от самой мамы! А
должна в норме от ребенка. Только тогда это и
приносит необходимый результат.

Скажу
только еще, что мальчика было жаль. Было очевидно, что ему хотелось
играть в другие игры, бегать к воде, играть песком. Причем, радостным и
беспечным, как детки в его возрасте он не выглядел. Конечно, мама давала
ему возможность отдохнуть, но эти тренировки длились долго. И понятна
была его агрессия к маме, которая периодически проявлялась, и тут же
насильно гасилась мамой «ты что, Машенька, дерешься с мамой, так нельзя,
ая-яй-яй! Ну, как сейчас же подойди и поцелуй маму!». Нетрудно
предположить, что ожидает их в дальнейшем. Очень
яркий пример, как делать нельзя, и очень грустный, согласитесь. Что
получается? Мама «научает» Мишу выполнять определенные задачи, механически и под давлением, при этом гася его
собственную познавательную активность, эффект получится естественно,
обратный желаемому. Нужно предлагать ребенку новые возможности, причем
мягко, наблюдая за его предпочтениями.

Интеллект
обусловлен не объемом информации, загруженной в мозг, или
эрудированностью, а способностью решать задачи, способностью к анализу и
синтезу, и к высшей форме человеческой деятельности — творчеству, а этому в свою очередь можно научиться не голым
набором знаний и готовых решений, а именно самостоятельным решением
задач, будь то откручиванием крышки у пластиковой бутылки в годовалом
возрасте или решением сложной шахматной задачи в 10 лет. Путь один.

Итак, мы рассмотрели, чем обусловлен кризис
1 года, что он, как и все дальнейшие кризисы, обусловлен
так называемыми «новообразованиями», как их
называл классик детской психологии Лев Семенович
Выгодский. То есть созреванием неких абсолютно новых качеств личности,
которые, в свою очередь меняют саму личность и заставляют ее искать
новые типы поведения исходя из новых задач и возможностей. Важно
помнить, что ребенку самому очень тяжело переживать эти кризисы. Капризы
и истерики только раскачивают психику. Нужно стараться избегать их,
смягчать или предотвращать.

Возникает
вопрос – как реагировать? Вопрос очень тонкий. Если все время и во всем
потакать ребенку, удовлетворять абсолютно все его требования, скорее
всего он будет расти избалованным и капризным. А если количество
запретов будет непомерно высоким, и упрямство ребенка будет встречать
упрямство родителей? Опять же, скорее всего ребенок и в этой ситуации
будет капризным, нервным и возможно еще и
агрессивным. Что же делать? Психологи обнаружили, что определенные
ограничения и дисциплина как раз и ожидаются ребенком, то есть они
необходимы. Для чего? Это рамки, которыми очерчен и ограничен для
ребенка этот огромный и иногда пугающий мир. Чувство порядка порождает в
свою очередь чувство спокойствия. Сюда же можно отнести и определенные
ритуалы, заведенные ежедневно и для особых случаев, например «доброе
утро», рассказы, о том, что приснилось и объятия утром, чтения на ночь
вечером, совместное приготовление ужина или игры при купании. Это
успокаивает ребенка, сигнализирует ему о том, что все идет правильно,
все хорошо.

Радует, что родителей, которые настроены
не на авторитарное, а на гуманистическое воспитание становится в
последнее время все больше. Но нередко встречаются и случаи «перебора».
Когда детям предоставляют полную свободу. Чем это чревато? Рассмотрим
пример: любящая мама избрала для воспитания долгожданного ребенка способ
полной свободы и поощрения. Идут они гулять, практически все пожелания
ребенка удовлетворяются. Пора домой. Мама зовет малыша домой. В ответ -
«не хочу, хочу еще гулять!», «Ну хорошо, давай еще погуляем!», «Нет,
хочу домой!», – «Ну хорошо, пойдем», «Нет, хочу гулять!»… и так далее.
Мама жалуется на то, что ребенок нервный и стал подвержен истерикам, и
недоумевает «Как же так, я все ему разрешаю, даю все, что он хочет?..»

Что же происходит с
ребенком на самом деле в результате такого воспитания? Ему не на что
опереться в своих желаниях, нет ограничительной зоны, за которой «нельзя
или опасно». Как возникает удовлетворение? От преодоления чего-либо или
от заработанного поощрения, заработанного, значит справедливого и
заслуженного! Дети, конечно, не оперирую
этими понятиями, но очень хорошо их чувствуют, и опираются именно на них
в своих требованиях, инициативах и проверках взрослых «на прочность».
Кому из родителей малышей не знакомы эти проверки «на прочность»
родительских запретов и принципов? Дети ежедневно испытывают степень
родительской твердости. Когда малыш тянется к запрещенному предмету, и
при этом внимательно и хитро смотрит на реакцию взрослого, испытывает,
до какой степени все-таки нельзя? А может быть все-таки можно? И думаю,
что чуткие родители уже убедились, если они сами абсолютно убеждены и
уверены в своем запрете, дети очень быстро это ощущают и также быстро
отступают. Но если мы только делаем строгое лицо и строгий голос, но
внутренне уже сомневаемся, будьте уверены, детки это считают с нас сразу
же, и подтекст дальнейшего конфликта можно озвучить так: «Я чувствую,
что это мне можно, ты же не уверен, так почему же ты говоришь нельзя!
Дай!».

Поэтому родителям важно иметь твердые
намерения и осознанные установки, конечно опираясь на родительскую
интуицию и любовь. Мне, как и вам, возможно, приходилось видеть, такую
ситуацию, как одни и те же дети, считавшиеся капризными и неуправляемыми
в своей семье, состоящей из родителей и дедушки с бабушкой, приезжая в
гости к другой бабушке, отличающейся по своим человеческим качествам и
более «твердую» характером (но и справедливую, хочу отметить), вели себя
кардинально по-другому, чему не могли поверить и не находили объяснения
родители. Они выполняли практически все необходимые, но разумные
требования, которые им выдвигала бабушка. К тому же детки были очень
умные, а бабушка умела логически обосновать свои просьбы. Почему дети
соглашались? Потому что эта бабушка имела характер, вызывающий уважение
(причем не только у внуков) и была справедливой, а это качество дети
ценят больше всего во взрослых. А еще с ней было интересно. Это конечно
пример с детьми постарше, где-то возраста 5-7 лет. Но механизм «понятий»
один и тот же. Будь уверен, справедлив и внимателен к детям, и
множества проблем удастся избежать.

Но что касается отношения к ребенку в период первого кризиса, нужно просто
набраться терпения и переждать. По-возможности меньше запретов в этот
период. Если вы не хотите что-то разрешать, но это не очень
принципиально, и вы не уверены что сможете выдержать последующий за
отказом маленький (или большой) бунт, лучше разрешить это сразу. Чтоб не
закреплялась модель поведения, при которой ребенок осознает, что
истерикой он все-таки добьется своего, и к тому же экономятся ваши силы.

Автор: Гюзель Ферцер