Подросток на парапете: как предотвратить беду?

Российские специалисты отмечают устойчивый рост числа подростковых самоубийств. За последнюю неделю только в Московском регионе ушли из жизни трое школьников: 7 февраля в подмосковной Лобне с крыши многоэтажного дома спрыгнули 2 девочки-подростка, а 8 февраля из окна своей квартиры выбросился пятнадцатилетний мальчик. Психологи и чиновники бьют тревогу, уполномоченный при президенте РФ по правам ребёнка Павел Астахов предлагает ввести контроль за общением подростков в сети интернет. Однако поможет ли это решит проблему? О том, насколько возможен сторонний контроль за текущей ситуацией и что должны сделать педагоги и родители, чтобы предотвратить беду, в комментарии корреспонденту ИА REX пояснила детско-подростковый психолог Гюзель Ферцер.

Известно, что погибшие дети выросли в благополучных семьях. Однако специалист отмечает, что подобное благополучие часто лишь формально — если ребёнок решается на суицид, то проблемы внутри семьи обязательно существуют. Другое дело, что проблемы всегда разные и каждый трагический случай нужно изучать отдельно.

Что касается общих тенденций, то есть ряд важных факторов, которые зачастую игнорируются и родителями, и педагогами в школах. Например, Гюзель Ферцер отметила рост сектантских движений, ритуалы которых подталкивают ребёнка к самоубийству: «Такие секты появились в изобилие, особенно на Украине. Они связывают самоубийство с, даже язык не поворачивается сказать, каким-то жертвоприношением. Детей определённым образом настраивают, иногда используя психотропные средства или профессиональное программирование. То есть дети находятся под воздействием, их к этому толкают. Хотя изначально это совершенно нормальные подростки, у которых никаких предпосылок не было».

Также важно отметить популяризацию ухода из жизни со стороны определённых субкультур, таких известных движений, как «эмо» или «готы» и их производных. Подростки, в силу возраста, часто не могут сопротивляться пропаганде романтического «образа смерти». «Подростки очень чувствительны, у них очень большой запрос на смысл. Если в советское время идеология везде была разлита везде, и в семье в этом направлении нас специально не воспитывали, то сейчас этого нет. Человек же существо „смысловое“, и жить животной жизнью, просто что-то есть, что-то носить, приобретать технические навыки он не может. Если у взрослых какие-то ощущения притупляются, то подростки такого иммунитета не приобрели, им очень хочется что-то знать, быть приобщённым к чему-то серьёзному. Если эта ниша не занята, то они попадают в разные ситуации», — поясняет специалист.

Занять данную «нишу» в душе ребёнка может значимый взрослый, однако зачастую у взрослых нет на это времени. Так, наличие в школах психологов часто лишь номинально — отследить изменения эмоционального состояния конкретного ребёнка в школах с полутора тысячным контингентом не возможно. «Нужно иметь постоянный контакт с ребёнком. Например, вести кружок, где мы наблюдаем то, что происходит с ребёнком в динамике. Но конкретной работой, бюджетами, планами это сейчас просто не предусмотрено. Психолог просто проводит тестирование с детьми, выдает какую-то статистику и всё. Правда, есть отдельные школы, где существуют кураторы. Там очень интересно построен процесс — к небольшой группе детей прикрепляется педагог или психолог. Он их наблюдает, помогает, решает их проблемы, он их лидер. Вот это правильно, когда кто-то „окучивает“ детей постоянно, наблюдает за ними заинтересовано и эффективно», — отметила Гюзель Ферцер.

В любом случае, основное наблюдение за ребёнком необходимо проводить дома, подчёркивает она. О надвигающейся беде свидетельствуют угнетённое состояние подростка, резкая смена эмоционального фона. «Просто так, что вот всё было хорошо, вдруг он отложил куклу и пошёл прыгать с балкона, не бывает. Бывает только когда сильно нарушена психика. Если психика нормальна, то просто так человек этого не сделает», — пояснила она.

Профилактикой самоубийств может стать только планомерное и правильное воспитание с детства. Современные родители подростков не воспитывают детей так, как воспитывали их и думают, что дети «на выходе» превратятся в их подобие. Современные же дети окружены принципиально иным информационным полем, и если определённые моральные принципы в них не заложат в семье, это сделает агрессивная окружающая среда. «На детей оказывается постоянное влияние — без перерыва на обед и сон. Они все имеют телефон, они все в интернете, они очень рано знакомятся с порнографией, со всеми ужасами, которые можно найти в этой большой помойке. И всё это на них воздействует. Хотя это очень глубинные вещи, и если ребенок соприкасается с ними раньше времени, то так просто закрыть на это глаза он не может. Самостоятельно с этим справиться, как-то себе это объяснить, детям очень сложно», — подчёркивает эксперт. «Необходима совершенно сознательная работа с ребёнком, готовить его к этому (к воздействию современной информационной среды, прим. ИА REX) надо начинать, когда ребёнку всего 4-5 лет, с раннего возраста. Потому что если мы успеваем загрузит в его сознание позитивные образы, то это является определённым иммунитетом к тому, что будет потом. С грязью он столкнется неизбежно, но просто запрещать всё подряд не выход. Можно лишь привить устойчивый иммунитет, сформировав определённым образом сознание, дать ему определённые базовые, вечные понятия. Если этого не проговаривать и не убедиться, что он усвоил, то думать, что оно само как-то в него войдёт не стоит».

Опубликовано в Информационном агентстве REX  http://www.iarex.ru/news/23449.html